DRAB MAJESTY, Санкт-Петербург, Клуб Сердце, 12.01.18

Разве не знаете, что тела ваши — суть храм живущего в вас Святого Духа, и вы не принадлежите себе?

— Первое послание Коринфянам 6:19

Мне книга приснилась — сама бесконечность,
Безбрежное море страниц.
Где что ни строчка, то новые дали, новые выси, и страны, и души.
В тех странах тоже кто-то спал однажды в полдень.
Но чтобы эти грезы записать, нужна была рука.
И я повиновался.

— Клайв Баркер «Абарат»

История очень странной метаморфозы, случившейся с художником из Лос-Анджелеса по имени Эндрю Клинько, началась в тишине его полупустой квартиры одной летней ночью 2011 года. Гул неоновых вывесок за окном и отрывистый шум автомобилей, уплывающих вдоль жемчужных цепочек фонарей в мерцающий туман «города снов», вновь нарушило знакомое пощелкивание высокочастотного радиосигнала. «Он» снова пытался выйти на связь. Устройством, принимающим сигнал, как и раньше, был сам Эндрю. Впрочем, этот факт уже давно перестал его удивлять.

«Не помню, когда я впервые это почувствовал. Просто в какой-то момент в моей голове начали возникать звуки, мелодии и гармонии, которых я никогда не слышал прежде. Не знаю, откуда они приходили. Да, я играл на барабанах в музыкальных группах, но это было другое — то, что я слышал, звучало совсем не так». На тот момент Эндрю был в большей степени художником-оформителем, чем профессиональным музыкантом. «Есть вещи, в которых я разбираюсь хорошо. Я делаю стенды и вывески, занимаюсь этим больше десяти лет и это работа, которая приносит деньги. В баскетбол играю тоже неплохо. Но если речь зайдет о создании музыки — не могу сказать, что я понимаю как это работает. Тогда я почти ничего не знал о гармониях, аккордах и всех этих вещах и даже не очень-то умел играть на гитаре. Все это находилось далеко за пределами меня как Эндрю Клинько». Но звуки продолжали приходить и Эндрю понимал, что с этим придется что-то делать. Одной летней ночью 2011-го он собрал инструменты, которые были в его распоряжении, и стал записывать то, что слышал. «Получилось четыре или пять треков. Я включил запись и не узнал на ней себя. Звучало это довольно тревожно: так, как если бы на записи был кто-то другой. Тогда я сказал себе, что эти вещи не должны увидеть свет под моим именем. Я не могу присвоить себе авторство этих песен».

Так, в полумраке гостиной одного из домов на юге Калифорнии, укутавшись в туман из ночных грез мирно спящих жителей "города ангелов", впервые прозвучал Drab Majesty.

Мысль о том, что человеческое тело — лишь «сосуд» или «храм духа», пребывает в пространстве идей примерно столько же, сколько существует сам человек. Обряды изгнания или, наоборот, приглашения шаманом сущностей из тонких материй были частью самых древних культов и остаются с нами до сих пор в качестве архетипов в элементах нашей культуры — от фильмов про экзорцизм до сохраняющегося по сей день живого интереса к эзотерике, как к единственной науке, у которой есть ответы на наши главные вопросы. «Я написал Not Just a Name примерно за три минуты. Говорю тебе, я до сих пор понятия не имею, как это работает». Сегодня, семь лет спустя, Эндрю Клинько — опытный музыкант и мульти-инструменталист, записавший два альбома под псевдонимом Deb Demure в рамках не-совсем-своего проекта Drab Majesty. «Я сохранил свой интерес к оккультным наукам и все еще чувствую, что эта музыка скорее "получена", чем написана. Чем больше я записывал, тем лучше я учился понимать, когда этот канал открыт, а когда — нет и можно просто отложить инструмент. Когда я чувствую поток, я просто делаю что могу, чтобы передать ее как можно лучше». «Истинный» автор песен — Deb Demure — обрел в Drab Majesty тот облик, в каком его смог себе представить Эндрю: ледяное лицо, ледяные губы, снежно-белые волосы и минимум сценических движений. «Я думал обо всей этой холодной, космической эстетике, о том, как мог бы выглядеть он, и пришел к такому образу. Это одновременно моя дань уважения Дэвиду Боуи и Клаусу Номи и мой интерес к научной фантастике, культам НЛО, да и любым культам вообще — к тому, насколько абсурдны и одновременно влиятельны такие идеи».

В 2016-м году к проекту присоединился Mona D — клавишник и практически доппельгангер — зеркальное сценическое отображение Эндрю-Дэба. Симметрия и зеркальные отражения вообще стали одной из ключевых визуальных составляющих выступлений группы. «Я вырос в католической семье и мой интерес к тому, как работают ритуалы, имеет очень давние корни. Пространство в них всегда организовано в строгой симметрии и мы пытаемся воссоздать нечто подобное на сцене: есть ось — эта фигура в виде вращающейся статуи на экране, и мы, как два сфинкса, отраженные по краям сцены».

Если первый альбом Drab Majesty «Careless» позволил группе заявить о себе как о талантливых наследниках пост-панк волны 80-х и организовать совместные выступления с Psychic TV, Clan Of Xymox и Cold Cave, то второй — «The Demonstration» — проник в музыкальное бессознательное намного глубже. Портал post-punk.com назвал «The Demonstration» альбомом года с характеристикой «фантастическая запись межзвездной меланхолии». Под гипнотическое воздействие музыки далеких холодных планет попали и коллеги-музыканты: от Garbage и Lycia до участников The Dillinger Escape Plan — кто только не называл «The Demonstration» одной из лучших записей 2017-го.

Ровно через пять лет после своего дебютного выступления под именем Drab Majesty, Эндрю Клинько впервые привез музыку Деба Демура в Санкт-Петербург. Под аккомпанемент густых магнетических клавиш своего ледяного двойника Мона Ди, Эндрю транслировал свои сновидения в сумеречный зал клуба Сердце, в том виде, в каком он сумел их запомнить и записать. То, что делают Drab Majesty — это не только и не столько нью-вейв, пост-панк или переосмысленная готика 80-х. Своим воздушным звучанием и колоссальных размеров звуковыми пространствами Drab Majesty воссоздают картины далеких и бескрайних вселенных: тех, в которых нам, вероятно, никогда не доведется побывать, но которые хотят быть нами услышаны. Это идеальная ночная музыка, гипнотическая, очаровывающая, своим нездешним холодом заставляющая тебя застыть в этом волшебном моменте без времени и определенного местоположения. Ее сумел услышать, записать и набрался смелости донести до нас художник из Лос-Анджелеса по имени Эндрю Клинько. И мы благодарны за то, что среди всех дорог, которые мог предложить ему «город грез», Эндрю выбрал именно эту.

Говорят, Лос-Анджелес — город одиноких мечтателей, больших надежд и еще больших разочарований. Он манит тебя миллионами разноцветных огней, изматывает твоими мечтами, только чтобы в своих излишествах показать, что все, к чему ты стремишься — пластмассовое, пустое, лишенное смысла. И вся твоя жизнь это просто падение на пылающем самолете навстречу неизбежному столкновению с землей. Но он же сможет показать и другое. То, что ты создаешь, эти моменты ускользающей красоты — это твой способ сделать шаг на охваченное пламенем крыло самолета, позабыв на мгновение о глупостях вроде жизни и смерти, и просто насладиться видом. В конце концов, как говорили в одном кинофильме, снятом на тех самых Голливудских холмах: иногда единственный способ оставаться в здравом уме — это стать немножко сумасшедшим.

Текст: theicescream

Фото: Любовь Ростовцева

Цитаты Эндрю Клинько приведены по материалам larecord.com и noisey.com

Образы самолета и ускользающей красоты Лос-Анджелес когда-то показал Брайану Уорнеру, мы же — просто транслировали.

  •  
  •  
  •  

ДОБАВИТЬ СООБЩЕНИЕ

Уважаемый пользователь!
Для того, чтобы оставлять комментарии зарегистрируйтесь или войдите!

СООБЩЕНИЯ:

Ни одного комментария еще не добавлено... Будь первым!